Судзуки, Тринадцатое Созвездие, Sozvezdие, А и Б Рекордз

ТРИНАДЦАТОЕ СОЗВЕЗДИЕ – ЧУЖИЕ СРЕДИ СВОИХ – 2018

ТРИНАДЦАТОЕ СОЗВЕЗДИЕ – ЧУЖИЕ СРЕДИ СВОИХ – 2018
Друзья. С радостью представляем Вам наш новый альбом «Чужие Среди Своих». Работа над ним шла два года, и все эти два года мы выкладывали записанные треки, в виде синглов. Такова специфика сегодняшнего дня. Сегодня не время альбомов, а время каверов и синглов. К счастью или к сожалению, но это так. Но мы всё же по старинке компилируем полноценные альбомы. И вот двухгодичная работа над новым альбомом закончена. Все песни расставлены в нужном порядке, и сделан общий мастеринг. Слушайте !!!!
Альбом называется «Чужие Среди Своих». И кроме песен авторства участников и экс участников группы «Тринадцатое Созвездие» он вместил в себя несколько каверов. Это песни Полковника Алексея Хрынова, Юрия Наумова (которому понравилась наша версия его песни), и московской группы «Наутилус» Евгения Маргулиса (которому не понравилась наша версия его песни). А также Песня Старого Извозчика, из репертуара великого Леонида Утёсова. Что касается песни группы НАИВ, которая вошла в альбом с переделанным текстом, то это скорее не кавер, а самоироничная пародия (впрочем, как и сами Наив в начале своего творческого пути поступили с песней Бременских Музыкантов). Кроме того, в альбоме присутствует песня на стихи украинской поэтессы Ирины Самариной, и песня на стихи Алексея Дидурова. Реанимированы несколько старых песен «Тринадцатого Созвездия», и несколько песен авторства Сергея «Пупка» Дидяева (в том числе песня «Сергеев Подождёт», которую сегодня мы приурочиваем к тридцатилетию вывода Советских войск из Афганистана»). Одна из изюминок этого альбома, отличающая его от предыдущих, что кроме трубы мы использовали тромбон, добавивший колорита в духовые партии. Гитарное соло на некоторые партии прописал дистанционно Иван Тимошенко, находясь в Германии. В двух песнях основной вокал – женский. Поют девочки - Саша Лобанова, Аня Мэржиняну, Ангелина Ширяева и Вика Захарова. Ну, это если кратко об альбоме. Наверное, лучше его послушать, чем читать много информации.
Приятного Прослушивания.



Альбом можно послушать и скачать:

Яндекс Музыка - https://music.yandex.ru/album/5699033

В Контакте - https://vk.com/audios-1665093?z=audio_playlist-1665093_78209076

Официальный сайт - http://tr-sozvezdie.ru/chugie_sredi_svoih.htm

Музыка@Mail.ru – https://my.mail.ru/music/playlists/чужие-среди-своих-тринадцатое-созвездие-2018-год-133159410504

iTunes (Apple Music) - https://itunes.apple.com/ru/album/чужие-среди-своих/1434006835

Одноклассники - https://ok.ru/music/playlist/15028557015

RealMusik - https://www.realmusic.ru/albums/43673

Myspace - https://myspace.com/trinadtsatoe_sozvezdie/music/album/-20885509

Google Play - https://play.google.com/store/music/album/Тринадцатое_Созвездие_Чужие_среди_своих?id=Bmtiywva3rban26yrj2job64iwy

#тринадцатоесозвездие #тринадцатое_созвездие #13созвездие #13_созвездие #чужиесредисвоих
Судзуки, Тринадцатое Созвездие, Sozvezdие, А и Б Рекордз

АЛЬБОМ «НЕСПЕТАЯ ПЕСНЯ» - 1993 - ИСТОРИЯ ТРИНАДЦАТОГО СОЗВЕЗДИЯ

Продолжу серию статей об истории «Тринадцатого Созвездия», и расскажу об альбоме, который я ставлю третьим, в официальной дискографии (или как раньше говорили – магнитографии) Тринадцатого Созвездия. Это альбом «Неспетая Песня». И это предпоследняя нестудийная работа группы. Записан он был у меня дома, в московской квартире, где я жил тогда с родителями, и уже с женой и маленьким сыном. Записан он был на бобинный магнитофон «Астра», который я периодически брал о отца. Я-то сам слушал кассетники, а вот у моего папы был большой бобинный магнитофон, который я с регулярной периодичностью использовал для подобных целей. Вместо барабанов была использована драм машинка в дешёвом детском японском синтезаторе, который я взял у своей соседки. Кто участвовал в этой записи? Точно, что это был Андрей Белов на гитаре, Андрей Бунин на скрипке, я на акустической гитаре, Миша Митрофанов на басу, и вроде бы там кто-то был ещё. В памяти осталось, что кто-то приходил и уходил. Точно помню, что Миша ушёл раньше, чем мы закончили, и потому в нескольких песнях отсутствует бас ))))) Играли сразу, не репетируя. Я показывал аккорды, забивал ритм в драм машинку, и понеслась. Но не смотря на такой «быстрый» процесс, писали почти весь день. Вставки из моего любимого фильма «Д’Артаньян и три мушкетёра» я потом переписал на бобину с аудиокассеты (на которую у меня были записаны песни из этого фильма с телевизора), и ножницами вклеил в «мастер» плёнку альбома. Также ножницами я вклеил туда песню «Где-то на Земле», которая была записана чуть раньше (во время выступления в кабаре «Кардиограмма».
И таким я отнёс его на распространение Мише Гришину. Миша сделал небольшой мастеринг, при котором выяснилось, что на песне «Я выезжаю на линию» у нас периодически пропадал один канал. Миша, переписывая, вручную добавлял его громкость в нужных местах. Но уже через неделю после этого мой друг Олег сказал мне, что его друг где-то купил кассету, на которой с одной стороны была группа «Рондо», а с другой этот альбом (чем очень удивил и порадовал Олега). Вот, наверное, и всё, что можно написать об этом «альбоме». Кому интересно – слушайте здесь - https://vk.com/audios-1665093?section=playlists&z=audio_playlist-1665093_14722542
(Д. Судзиловский)
Тринадцатое Созвездие «Неспетая Песня» - 1993 год.
#тринадцатоесозвездие #тринадцатое_созвездие #13созвездие #13_созвездие #неспетаяпесня #неспетая_песня
Судзуки, Тринадцатое Созвездие, Sozvezdие, А и Б Рекордз

СЕРГЕЙ ЗАБУБЁННЫЙ – НЕ НАДО ЛИШНИХ СТРОЧЕК (18+) – 1992 год

СЕРГЕЙ ЗАБУБЁННЫЙ – НЕ НАДО ЛИШНИХ СТРОЧЕК (18+) – 1992 год
Вот тут надо жирно писать – восемнадцать плюс, потому что уши могут завять сразу на первой песне ))) «Сергей Забубённый» - это псевдоним Серёжи «Пупка» Дидяева, под которым он писал подобные шуточные полублатные песни. Мне всегда нравилось умение Сергеем владеть словом, а в данных песнях ещё и юмор. Эту запись я сделал на отцовский бобинный магнитофон «Астра» в Кабаре «Кардиограмма» Алексея Дидурова. Но не во время выступления, а я договорился с Дидуровым о том, что мы придём на час раньше начала мероприятия, и всё запишем. Так и произошло: Мы пришли. Нам включили микрофон и настроили звук. Серёга встал на сцену. Я подключил магнитофон к пульту, и дело пошло. Писали всё с одного дубля – как получилось, так и получилось. Лёша Дидуров находился всё это время в соседней комнате, откуда было всё слышно. На последней или предпоследней песне от меня позвал, и говорит: «Скоро это закончится? В этих стенах ещё никогда ничего хуже не звучало»)))
Записанную бобину я отнёс Мише Гришину (Бигычу), который занимался распространением записей, и он тут же пустил её в распространение. Через какое-то время Миша мне сказал, что заказов на эту запись из регионов огромное количество. Что он даже не ожидал такого успеха.
На туже бобину, где были записаны эти песни, я чуть позже записал (на вторую сторону) две своих песни («Цветной Дом» и «Где-то на Земле»), во время выступления в Кабаре (я написал об этом постом ниже). Потом, песню «Где-то на Земле» я решил вставить в альбом «Неспетая Песня», и вырезал её из этой бобины. Тем самым и запись «Забубённого» была порезана. Я был уверен, что копия у Миши Гришина сохранится, но она не сохранилась. Сохранилась только моя порезанная бобина, которую я оцифровал лет через пятнадцать после записи. В итоги, песня про Ланцелота получилась не до конца, в песне про Серёжу и Зину вырезано немного в середине, а последнюю песню с той записи «Баю-Бай» вообще мне не удалось найти.
Послушать можно в контакте - https://vk.com/audios-150913354?z=audio_playlist-150913354_8
Или на сайте Тринадцатого Созвездия - http://tr-sozvezdie.ru/pupok.htm
P.S. Если вдруг у кого-то сохранилась та запись полностью, то напишите !!!

Судзуки, Тринадцатое Созвездие, Sozvezdие, А и Б Рекордз

ТРИНАДЦАТОЕ СОЗВЕЗДИЕ – ЦВЕТНОЙ ДОМ (1992 год)

ТРИНАДЦАТОЕ СОЗВЕЗДИЕ – ЦВЕТНОЙ ДОМ (1992 год)
Предлагаю послушать вот эту запись. Это песня «Цветной дом», записанная в 1992 году, во время живого выступления в Кабаре «Кардиограмма» (Алексея Дидурова). Как раз в тот год начал примерно складываться первый электрический состав Тринадцатого Созвездия, но ещё не сложился, и в подобных выступлениях эпизодично принимали участие разные люди. В кабаре я выступал каждую неделю, но один раз принёс с собой отцовский бобинный магнитофон «Астра», и попросил Андрея Белова (который в Кабаре рулил звуком) записать наше короткое выступление. Исполнили мы тогда две песни «Где-то на Земле» и «Цветной Дом». Через какое-то время у меня на квартире мы записали целый альбом (как я его тогда называл))) «Неспетая Песня», и песню «Где-то на Земле» (из этой записи) я вставил туда. Просто ножницами вырезал из одной бобины и подклеил к другой. А песню «Цветной Дом» мы в том «альбоме» записали ещё раз, потому эта запись не понадобилась, и я про неё забыл. Но лет через пятнадцать наткнулся на эту бобину, и решил песню оцифровать и сохранить. Вот, предлагаю послушать.
Играли:
Я (Дмитрий Судзиловский) – вокал и гитара
Миша Митрофанов – бас
Андрей Бунин – скрипка
Саша Масякин – бонги
#тринадцатоесозвездие #тринадцатое_созвездие #13созвездие #13_созвездие #дмитрийсудзиловский #судзуки #судзукиисочувствующие #судзуки_и_сочувствующие #тринадцатоесозвездиеистория #13созвездиеистория #тринадцатое_созвездие_история #13_созвездие_история #история #тринадцатоесозвездие_история #13созвездие_история #цветной_дом #цветнойдом

Судзуки, Тринадцатое Созвездие, Sozvezdие, А и Б Рекордз

ДАН РАКОВСКИЙ – САХАРНАЯ МЕТЕЛЬ

ДАН РАКОВСКИЙ – САХАРНАЯ МЕТЕЛЬ
Отдельно хочется рассказать про такого человека, как Дан Раковский
(настоящее имя Гена Дунаев).
Это легендарный человек, у которого всегда было очень много планов (в том числе и музыкальных), но почти все они остались нереализованными.
Дан Раковский является автором песни «Пепелище», которая вошла в два альбома Тринадцатого Созвездия, и автором музыки к песне «Под Небом Серым», из самого первого нашего альбома «Новые Края.
У самого Дана в багаже много собственных песен, но записана была всего одна из них – «Сахарная Метель». Причём, стараниями участников Тринадцатого Созвездия.
Миша Гришин – запись, аранжировка, клавишные, dram
Дмитрий Стукалов («Менделеич») – бас
Андрей Белов – гитара.
Организовал весь процесс записи я (пишет Дима Судзиловский), а потом ещё и снял (и смонтировал) клип на эту песню. Я как раз тогда (а это был 2005 год) овладевал видеомонтажом, вот на этой песне и тренировался. Главную роль в клипе сыграл Сергей Дидяев («Пупок»).
Кто не слышал – послушайте - https://vk.com/audios-150913354?z=audio_playlist-150913354_6
Кто не видел – посмотрите:
Судзуки, Тринадцатое Созвездие, Sozvezdие, А и Б Рекордз

АСАТ – ДЛЯ ТЕХ, КТО

АСАТ – ДЛЯ ТЕХ, КТО
Я продолжаю поэтапно описывать историю Тринадцатого Созвездия, а параллельно и разных других проектов, к которым Тринадцатое Созвездие или я лично имели отношение (впрямую, или косвенно). В 1992 году мне наконец-то удалось собрать первый электрический состав группы. На барабанах – Игорь Зубов, на гитаре – Андрей Белов, на скрипке – Андрей Бунин, и на басу Миша Митрофанов. С басистом на этапе поиска людей дела обстояли хуже всего. С Мишей я познакомился в Кабаре «Кардиограмма» (Алексея Дидурова). У него была группа «Асат», с которой он там выступал. Параллельно с Асатом (где Миша пел и играл на гитаре) он ещё участвовал в качестве бас гитариста в нескольких проектах. Я предложил ему поучаствовать и в моём, на что он сразу отказался сказав, что песни мои ему не нравятся, они все на трёх аккордах и играть там нечего. Но потом он влюбился в мою сестру, и мне повезло))) Под это дело он и согласился. Но (как я уже сказал) у него была своя группа «Асат», у которой на тот момент не было ни одной записи. Увидев у меня бобинный магнитофон «Астра» (который на самом деле был не мой, а моего отца, ибо я слушал кассетники), Миша попросил меня поучаствовать в записи Асата. В качестве звукорежиссёра он пригласил Андрея Белова, который выполнял функции звукорежиссёра в Кабаре. Ну, «звукорежиссёр записи» - это очень сильно сказано, потому что пульт был самодельный, четырёхканальный, сделанный в маленькой коробочке из-под конфет монпансье (позже именно с этим пультом мы три года играли в переходе у Павелецкого Вокзала). В итоге, в назначенный вечер мы встретились у метро Бауманская, и пошли – Миша (налегке), Андрей Белов (налегке) и я (с тяжёлым магнитофоном «Астра»). Пришли мы в однокомнатную квартиру, где жил некто Илья Карпухин. Весь «Асат» там был уже в сборе. Кроме Миши – это был басист Рома Смирнов и скрипачка Марина. Что касается барабанщика, то Миша сказал, что барабанщика у них нет, но они его усиленно ищут. Но роль барабанщика на этой записи выполнит Илья Карпухин с бонгами (с чем он, на мой взгляд, справился). Альбом был записан с одного дубля, и Миша позже сделал с той бабины несколько копий на кассетах, одна из которых до сих пор у меня сохранилась. Сама запись (оригинал на бабине) была утеряна, поэтому я оцифровал эту аудиокассету.
Что касается Миши, то к этой части своей истории он относится равнодушно, считая, что все записи, которые были сделаны им на начальном этапе, не достойны того, что бы их слышали люди. Я же считаю по-другому, поэтому и завёл на официальном сайте Тринадцатого Созвездия подраздел «Сольные и другие проекты музыкантов группы», и размещаю там такие редкие записи. Вот размещаю там этот «альбом». Слушайте, кому интересно. Лично мне тогда эти песни очень понравились, несмотря на несвойственную мне (особенно тогда) пониженную энергетику. И я до сих пор считаю, что песни Миши (и ранние и поздние) достойны достаточно большей популярности, чем они имеют.
Название этого альбома «Для тех, кто …». Так он был назван тогда, и это название написано у меня на аудиокассете. А вот как называются правильно песни, я не знаю (а Миша мне на мой вопрос сказал, что не помнит уже), поэтому я называл их на свой взгляд (часто просто по первой строчке). Если кто знает правильное название песен, то напишите, и я исправлю.
В конце этого домашнего «альбома» на моей кассете были записаны три песни уже концертного звучания Асата в следующем (1993) году. Тогда у них уже появился барабанщик – Володя Гугнин, и гитарист – Макар Кропоткин. Я добавляю эти песни тоже, в качестве бонус треков. Слушайте. Перепост приветствуется. Обложки у этого альбома не существовало, поэтому вместо обложки размещаю фотографию Миши, сделанную в том же 1992 году, в коридоре Кабаре «Кардиограмма».
(Дмитрий Судзиловский)
Послушать можно:
В контакте - https://vk.com/audios-150913354?z=audio_playlist-150913354_5
На сайте Тринадцатого Созвездия - http://tr-sozvezdie.ru/asat1992.htm

Судзуки, Тринадцатое Созвездие, Sozvezdие, А и Б Рекордз

Друзья. Здесь Дмитрий Судзиловский. Необходима помощь сыну моего армейского друга:

Друзья. Необходима помощь сыну моего армейского друга:
Парня зовут Алексей Комарицын. Он живёт в Улан-Удэ. Ему 26 лет.
Два года назад у него обнаружилась опухоль спинного мозга. Он перенёс операцию, в результате которой у него отнялись ноги, и два года он не встаёт с инвалидной коляски. Ни он, ни его родители не сдаются, и ищут способы поставить его на ноги. На данный момент есть надежда на лечение за границей, на которое нужно собрать три миллиона. Я прошу неравнодушных помочь молодому человеку, которого знаю лично. За любую сумму спасибо!
Номер его карты Сбербанка: 5469 0900 1154 6243 – Алексей Сергеевич К.
Либо карта сбербанка его сестры, которая привязана к телефону +7-983-423-57-84 – Анна Сергеевна Д. (на лечение Алексею)
Давайте поможем парню встать на ноги !!! За любую сумму спасибо!
Дмитрий Судзиловский.

Судзуки, Тринадцатое Созвездие, Sozvezdие, А и Б Рекордз

ГРУППА «ВЕРТИКАЛЬ» - 1982

Параллельно с историей Тринадцатого Созвездия буду рассказывать о разных смежных проектах, сольных альбомах, и других проектах музыкантов, оставивших свой вклад в Тринадцатом Созвездии. Начну с альбома (если его можно так назвать) Балашихинской группы «Вертикаль». Эта запись была сделана аж в 1982 году, когда группы «Тринадцатое Созвездие» не было и в помине.
Но в составе группы «Вертикаль» играли люди, которые позже сыграли большую роль в судьбе Тринадцатого Созвездия»:
Во-первых – это СЕРГЕЙ «ПУПОК» ДИДЯЕВ, который, наверное, на ресурсах Тринадцатого Созвездия не нуждается в особых комментариях. А в группе «Вертикаль» он играл на бас гитаре, и являлся автором текстов многих песен (на фотографии он крайний слева).
Во-вторых – это Сергей «Барсик» Шумов. В составе Тринадцатого Созвездия он играл на гитаре с 1996 по 1998 год. А во втором альбоме проекта «Судзуки и Сочувствующие» сыграл партию (внимание) балалайки, в песне «сто дней до приказа». В группе «Вертикаль» он также играл на гитаре, и являлся автором музыки многих песен (на фотографии он крайний справа).
Запись, которую я предлагаю вам послушать, была сделана в маленькой комнатке ДК им. Ленина, с одного дубля (естественно без применения каких-либо современных технологий звукозаписи).
Город Балашиха – 1982 год.
Послушать можно на официальном сайте Тринадцатого Созвездия, вот по этой ссылке - http://tr-sozvezdie.ru/vertikal.htm
Или В Контакте, вот по этой ссылке - https://vk.com/sozvezdie_family?z=audio_playlist-150913354_4



#тринадцатоесозвездие #тринадцатое_созвездие #13созвездие #13_созвездие #тринадцатоесозвездиеистория #13созвездиеистория #тринадцатое_созвездие_история #13_созвездие_история #история #тринадцатоесозвездие_история #13созвездие_история #тринадцатоесозвездиесмежныепроекты #тринадцатое_созвездие_смежные_проекты #смежныепроекты_тринадцатоесозвездие #смежные_проекты_тринадцатое_созвездие #вертикаль #группавертикаль #группа_вертикаль
Судзуки, Тринадцатое Созвездие, Sozvezdие, А и Б Рекордз

АЛЬБОМ «ПОЛИГОН» - 1992 - ИСТОРИЯ ТРИНАДЦАТОГО СОЗВЕЗДИЯ

Продолжаю серию «История Тринадцатого Созвездия»:
АЛЬБОМ «ПОЛИГОН» - 1992

После того, как я в Щукинском Училище записал альбом «Новые Края», появилось ещё более острое желание записать остальные, из написанных мной на тот момент песен. Песен на тот момент у меня накопилось раза в два с половиной больше, чем вошедшие в альбом «Новые Края». В первую очередь это были песни, написанные в армии (и об армии). Потому я их и не включил в альбом «Новые Края», что хотел записать их отдельным блоком. Я и название ему придумал давно – «Полигон» (по одной из песен, и по месту, где я проходил срочную службу). Перспектив оказаться в ближайшее время ещё раз хоть в каком-то подобии студии у меня не было, но каждые выходные в то время я выступал на сцене «Рок-Кабаре «Кардиограмма»», которым руководил известный поэт Алексей Дидуров.
В Кабаре на тот момент я был завсегдатаем и не пропускал ни одного его мероприятия. Чаще всего я выступал там просто один, под гитару. Но иногда в две гитары, вместе с Серёжей Дидяевым (Пупком). Звукорежиссёром на мероприятиях Кабаре чаще всего был Андрей Белов (который позже станет гитаристом «Тринадцатого Созвездия»). Но иногда за пультом его заменял молодой парень Коля Григорьев, которого мы с Пупком просили настроить нам гитары. Мы были такие «музыканты», что хорошо настроить гитары себе не могли ))) «Коля, музыканты пришли, настрой нам гитары» - смеясь говорил Пупок. Короче говоря, я решил записать блок своих армейских песен прямо во время выступления на сцене Кабаре «Кардиограмма». Для этого я притащил туда бобинный магнитофон «Астра», и договорился с Дидуровым, что он даст нам где-то полчаса на выступление. Магнитофон я подключил стереошнуром к пульту, за которым находился Коля Григорьев. Мы играли с Серёгой Дидяевым в две гитары, и я пел свои армейские песни. Постольку поскольку таких песен было всего пять, то мы исполнили ещё две песни, посвящённые ребятам, воевавшим в Афганистане. Автор одной из этих песен был Пупок (он её и спел). Семь песен тоже недостаточно для альбома, решил я, и добавил ещё две «Понемногу становлюсь я дураком» и «Новые Края». Выбор пал именно на них, потому что в них есть по строчке об армии в каждой («Мытьём и катаньем, армейским сапогом затоптано стремление к познанью» и «Семьсот тридцать дней подарил сапогам, точнее семьсот тридцать семь» ). На перкуссии во всех песнях нам подыграла моя сестра. В процессе исполнения я полностью сорвал голос, и у нас расстроились обе гитары. Это нас не остановило, и мы допели и доиграли программу до конца. Но послушав это потом дома я понял, что последние песни в таком виде оставлять в истории нельзя. Голос мой был полностью сорван уже на песне про Дембельскую весну, но её я решил оставить в уже записанном варианте. Гитары же расстроились настолько, что песни «Понемногу становлюсь я дураком», «Ярило» и «Новые Края» я решил переиграть и переписать ещё раз, что и сделал через неделю на следующем Кабаре (оно проходило раз в неделю). Состав был тот же, плюс сам Алексей Дидуров решил подыграть нам на бонгах. Не знаю зачем, но в процессе выступления мне пришла в голову мысль прочитать ещё стихотворение про Теплицу, что я и сделал.
Уже дома я (с помощью ножниц и скотча) склеил песни в нужном порядке. Тогда же мне пришла в голову мысль записать сценки из армейской жизни, для чего я привлёк своих бывших одноклассников. Все они служили в армии, и это не составило им труда. Эти сценки мы записали у меня на квартире, где нам мешал мой кот (который постоянно мяукал и просился, что бы я выпустил его на улицу). Его монотонное мяуканье в итоге тоже записалось.
Записанные сценки я также, с помощью скотча, вклеил в «альбом», и отнёс его на мастеринг Мише Гришину. Собственно, на этом и всё )))
В качестве обложки я решил использовать рисунок из моего дембельского альбома. Его нарисовал мой армейский друг Лёша Кривобоченко (которому и обращается песня «Лёха, замочим рок»). Это один из тех рисунков, что украшают кальки между страницами в моём дембельском альбоме.
И так: ТРИНАДЦАТОЕ СОЗВЕЗДИЕ – АЛЬБОМ «ПОЛИГОН» - 1992.
Кто не слышал, послушать как всегда можно на нашем официальном сайте.
Или в контакте, вот по этой ссылке - https://vk.com/13sozvezdie?z=audio_playlist-1665093_14722480



#тринадцатоесозвездие #тринадцатое_созвездие #13созвездие #13_созвездие #дмитрийсудзиловский #судзуки #судзукиисочувствующие #судзуки_и_сочувствующие #тринадцатоесозвездиеистория #13созвездиеистория #тринадцатое_созвездие_история #13_созвездие_история #история #тринадцатоесозвездие_история #13созвездие_история #полигон
Судзуки, Тринадцатое Созвездие, Sozvezdие, А и Б Рекордз

АЛЬБОМ «НОВЫЕ КРАЯ» - 1992 - ИСТОРИЯ ТРИНАДЦАТОГО СОЗВЕЗДИЯ

Продолжаю серию «История Тринадцатого Созвездия»:
АЛЬБОМ «НОВЫЕ КРАЯ» - 1992
Альбом 1992 года «Новые Края» я в своё время стал позиционировать, как первый альбом в магнитографии группы. Сегодня я бы так бы не сделал. Сегодня я бы за первый альбом считал бы альбом «Где-то на Земле», записанный в студии электрическим составом. Или наоборот, если за альбомы считать все демозаписи, то начал бы считать магнитографию с более ранней записи, сделанной в 1990 году в Отрадном. Та запись в Отрадном мне сегодня даже больше импонирует. Она более честная, и более рок-н-ролльная, если можно так сказать. Но тогда я справедливо считал её за демку. А вот эту запись 1992 года за первый альбом, потому что в нём стучало подобие барабанов, я пел в микрофон, в некоем подобии студии, и на голосе была обработка )))
Собственно, дело было так. Ещё в 1987 году я играл в театре-студии «В Старом Парке», где и познакомился с Серёгой Дидяевым (именно тогда получившим прозвище «Пупок»), и Эдиком Радзюкевичем (тогда же получившим прозвище «Рузвельт»). Когда я в 1989 году вернулся из армии, то Рузвельт поступил на первый курс Щуки (Театрального училища). Пупок же туда не поступил, но плотно затусил со всем курсом Рузвельта, где учились Наташа Щукина, Дима Марьянов, Саша Жигалкин, Таня Скороходова, Саша Коручеков, Витя Бакин, Лена Ланская и другие. Я тогда тоже со многими с курса Эдика познакомился (с кем-то поближе, с кем-то совсем шапочно). Несколько раз ходил на уникальный спектакль «32 мая / Город Мышей», который поставил Эдик, а играл весь курс. Серёгу же Пупка они считали практически своим однокурсником, хотя формально он так и не получил ни театрального, никакого-либо другого высшего образования.
В тоже время мы с Серёгой Пупком периодически исполняли мои песни под две акустических гитары, в разных местах. И я постоянно говорил, что очень хочу сделать студийную запись.
И вот как-то звонит мне Пупок, и говорит, что он договорился со студией в Щуке, где мне всё запишут и сыграют. Что меня там ждёт Рузвельт, и мне надо скорее туда ехать. Я схватил гитару, и через час был уже в Щуке. Пупок сказал мне по телефону, что сам туда тоже подъедет. Но когда я приехал в Щуку, то Пупка там не было. К счастью Эдик Радзюкевич был, и действительно меня ждал. Кроме Эдика меня ждали ещё Витя Бакин (однокурсник Эдика) и звукорежиссёр, по прозвищу «Марчелло» (как его настоящее имя я не помню). Рузвельт сказал, что они с Бакиным (и особенно Бакин) профессионалы, и всё мне запишут и сыграют. Что репетировать много им не надо. Мол, разбираем песню, и сразу пишем. Марчелло тоже подтвердил, что всё запишем. На вопрос о стоимости этой работы они ответили: «да вина нам покупай, и всё». Денег я с собой взял, на всякий случай, и на покупку вина сразу согласился. Но я и подумать не мог, что вина этого будет так много. К несчастью, винный магазин был в двух шагах от училища.
И вот, мы сходили первый раз за вином, и начали «работать». Студией служила радиорубка в зале, где репетировались и игрались студенческие спектакли. Это было маленькое узкое помещение (не более двух квадратных метров), у которого было небольшое окошко с видом на зал и сцену. Естественно, это не была никакая ни студия. Хотя мне сказали, что именно там они пишут фонограммы для спектаклей. Там был небольшой пультик, бобинный магнитофон, микрофон на стойке и какие-то клавиши. Мы начали разбирать первую песню «Новые Края». Меня, как гитариста, они сразу забраковали. Решили, что на гитаре будет играть Эдик, а Витя на всём остальном. «Всё остальное» - это клавиши, на которых Витя Бакин играл весь аккомпанемент (бас, барабаны, подклады, соло и т.д.). Сначала попробовали записать всё сходу, без «накладок». Но так у Марчелло чего-то там не получалось, и было принято решение писать с одной «накладкой» (сначала весь инструментал, а потом сверху вокал). Первую песню «Новые Края» разбирали достаточно долго. Рузвельт на гитаре играл хорошо и чисто (в отличии от меня), но никак не мог запомнить порядок аккордов, и всё время путался. В итоге мы её разобрали и записали, после чего также долго возились со второй песней «Где-то на Земле». После записи второй песни Витя Бакин решил внести коррективы. Он казал, что таким темпом мы никогда ничего не запишем, и: «пусть на гитаре играет Судзуки. Он хоть и грязно играет, но зато аккорды знает, и не путается». Аккорды я конечно же знал, потому что сам и сочинил все эти песни. К слову, аккорды там были совсем не сложные. Эдик Радзюкевич очень обрадовался этому предложению, и по-быстрому свалил. А мы остались втроём (я, Бакин и Марчелло). И работа пошла совсем в другом ритме. Я показывал песню один раз, и мы начинали её писать. Полностью гармонию Витя, конечно же, не запоминал. И потому, играл почти наугад. Он смотрел мне на руки (на аккорды, которые я зажимаю), и старался их поймать. Часто у него это получалось не вовремя, или он нажимал другой аккорд. В одной песне забыл сыграть партию баса. Но мы ничего не переписывали, оставляли как получилось. Потом я записывал вокал, и мы приступали к новой песне. Нет, не так. А так: я записывал вокал, мы шли в магазин за вином, покупали несколько бутылок, и потом приступали к новой песне. Вина было выпито очень много. За давностью времён я уже и не помню точного количества, но помню, что очень много. Вино – это единственная причина того, почему запись шла не очень быстро, как планировалось изначально. В итоге, записав половину того, что было мной задумано, мы решили прерваться, и закончить на следующий день.
Незадолго до этого я познакомился с хорошим гитаристом Юрой Телышевым. На сколько я тогда вообще мог отличить хорошего музыканта, но мне Юра показался очень хорошим гитаристом (видимо таковым он и является). Он учился в Первом Медицинском, где учился мой дружок Ян Слуцкер (известный под прозвищем «Батя»). С утра я сразу ломанулся в общагу первого меда, и уговорил Юру поехать со мной на запись. Кроме Юры туда ещё подъехал Дан Раковский, которому я позвонил по телефону. Не помню сейчас, по каким причинам, но и у Юры, и у Дана времени было мало. В итоге мы записали с ними только две песни. Гитару Юры можно услышать на песнях «Под небом серым» и «Я так долго спал». В первой (из этих двух песен) основную гитару играл Дан Раковский, а все подыгрыши Юра. Во второй гитарный чёс играл я, а Юра также подыгрыши.
Но после двух песен они почему-то уехали, и мы вновь остались втроём (я, Бакин и Марчелло). И работа пошла по сценарию предыдущего дня. Я играл на гитаре, Витя смотрел на мои руки и тоже сходу играл всё остальное. Потом мы записывали вокал. Потом вновь шли за вином, и покупали какое-то немыслимое количество вина. После чего возвращались, и работа продолжалась. В процессе Витя пьянел всё больше и больше, и партии его становились всё проще и проще (постепенно превращаясь в гаммы). Никакой брак и никакая лажа не переигрывались заново. Всё так и оставлялось, и я на это писал вокал. К примеру, в начале второго куплета песни про Аксакала Витя забыл вовремя вступить, и там было несколько секунд тишины. Когда я записывал вокал, то в этом месте дунул в губную гармошку, чтобы занять чем-то эту тишину. В первых тиражах этого альбома эта песня так и звучала (со странным проигрышем на губной гармошке перед вторым куплетом). В начале двухтысячных, когда я оцифровал и отмастерил эту запись, то вырезал это «соло». Но последний писк гармошки на записи остался.
Через какое-то время вино срубило Марчелло, и он уснул, перегнувшись через какую-то стойку. Витя Бакин попробовал безрезультатно его разбудить, но потом сказал, что мы справимся сами, и он всё отстроит и запишет без Марчелло. Так что, закончили мы запись уже вдвоём, и в таком состоянии, что я плохо помню конец. Но помню чётко, что домой я в этот день не попал. Вечер и ночь я помню смутно. Помню, что когда мы писали последнюю песню, то в зале началась репетиция какого-то спектакля. Шум репетиции доходил до нашей рубки, и его слышно на записи. Помню, что когда я начал орать (писать вокал), то из зала пришли, и попросили орать тише, и им не мешать. Но мы проигнорировали эту просьбу, и я продолжил орать (этот ор у нас песней зовётся). Что было ночью, я помню плохо. Вроде бы всю ночь мы потом и пили там, в Щуке. И допились до какого-то свинячьего состояния. Где-то среди ночи Витя меня куда-то повёл, и мы оказались в доме, рядом с Щукой. Удивительно, но там был жилой дом, и мы почему-то попали в квартиру, где жила Нина Русланова. Витя повёл меня туда очень уверенно, утверждая, что нам там обрадуются. Самой Нины Руслановой там не было, и квартиру я помню смутно. Но помню, что там кто-то находился. Этот «кто-то» открыл нам дверь, и через несколько минут после нашего проникновения в эту квартиру Витя там и уснул. А я почему-то пошёл на улицу, и уснул на ступеньках при входе в Щуку. Было раннее утро, и вскоре должен был начаться учебный день. Разбудили меня какие-то студенты, и когда они меня подняли, то я увидел перед собой Владимира Этуша. «Кто это?» - спросил он у студентов, указывая на меня. Меня он тоже о чём-то спросил, но я вырвался из их рук, и ломанулся внутрь училища, утверждая всем, кто попадался мне на пути, что мне кровь из носа надо найти Жигалкина. Ни охрана и никто другой остановить меня не смогли. Я прошёл, шатаясь, несколько этажей Щуки и, к счастью для Жигалкина, его не нашёл. Потом я вышел на улицу, и увидел перед собой милиционера. Он охранял какое-то посольство (я не помню, какого государства), и я ринулся к нему. Показывая ему бобину с записью альбома (которую я не выпускал из рук, не смотря на моё состояние) я стал говорить, что жизнь моя прожита уже не зря, что я записал альбом, а это главная цель в моей жизни, и что теперь он может арестовывать меня, и сажать куда хочет. Милиционер не знал, как сделать так, чтобы я от него отвязался. Помню, что он попросил каких-то студентов (которые остановились посмотреть на этот цирк), что бы они меня увели от него. Что они, по-видимому, и сделали. Потом приехал Дан Раковский, которому я откуда-то позвонил. Откуда я ему позвонил, я не помню. Вроде бы даже я попросил кого-то ему позвонить. Но мобильных телефонов тогда не было, и звонили по-видимому из телефона автомата. Дан Раковский приехал и меня нашёл. Но, как и где он меня нашёл, я помню с трудом. Вино, которое мы пили с Бакиным, оказалось замедленного действия, и меня, чем дальше, тем больше, развозило. Дан меня куда-то увёл от Щуки, и мы оказались у какого-то здания. Как потом мне сказал Дан – это был какой-то салон красоты (или даже там делали мелкие пластические операции девушкам). Но я помню, что мне было уже совсем плохо. Я практически лежал на земле, а из всех окон повысовывались девушки, и кричали Дану: «давай его сюда !!!». Дан меня им не отдал, а повёз на метро в квартиру, которую снимал где-то не севере Москвы. Домой я попал только на следующий день, и не в очень хорошем состоянии здоровья. Количество вина, которое Вите Бакину было необходимо для творчества, для меня оказалось слишком большое.
Послушав то, что мы записали, я услышал конкретный брак записи вокала в последних двух песнях. Голос там был записан еле слышно, с какими-то хрипами, и на один канал. Я тут же поехал назад в Щуку, нашёл Рузвельта, и стал просить его организовать перезапись вокала. К счастью для меня запись без вокала сохранилась на этой псевдостудии. Но Рузвельт сказал, что сейчас они переписать не могут, и надо ждать несколько дней (причём, не определённое количество). Я очень переживал, что потеряется запись без вокала, и что мы не запишем вокал. Ездил туда каждый день, при этом попав ещё несколько раз на спектакль «32 мая / Город Мышей». В метро написал грустное стихотворение (которое потом записал последним треком в этот альбом): «А я бреду 32-го мая, а я плетусь из города мышей …..». Помню, прочитал его Рузвельту: «А что ещё осталось у поэта, когда из рук отняли микрофон». Рузвельт выслушал, и ответил: «Если бы поэт не жрал вина, то у него бы не отняли микрофон». В итоге мы забили день, и я приехал переписать вокал в двух запоротых песнях. Тогда же я привёз с собой губную гармошку, чтобы «задуть» ненужную паузу в песне про Аксакала.
И вот, готовый альбом в моих руках. У меня были телефоны двух распространителей. Один телефон мне дал Юрий Шевчук, а другой Игорь Тальков (за несколько лет до этого). Я поехал к Андрею Лукинову (его телефон мне дал Игорь Тальков). Студия Лукинова называлась «Звук», и находилась в здании детского сада в Ясенево. Я сказал, что телефон мне дал Тальков, привёз записанную бобину, и уехал. Когда я приехал туда на следующий день, то Андрей Лукинов встретил меня вопросом: «А почему ты думаешь, что запись такого низкого качества мы будем распространять? Сейчас не то время. Это лет десять назад слушали всё подряд». Потом он дал мне телефон другого человека, сказав, что этот человек только что открыл свою студию, и сейчас берёт на распространение всё подряд. Так я и познакомился с Мишей Гришиным (он же «Бигыч»), с которым потом жизнь меня свела тесно. Студия Миши была в квартире, которую он снимал, где и жил. Тиражка (магнитофоны) стояла вдоль стены комнаты, на ящиках из-под пива. Миша послушал мою запись, и сказал, что она нуждается в мастеринге. Этот мастеринг он и сделал, и поместил мой альбом в каталог того, что распространял.
Потом я поехал в Питер, что бы отдать альбом для распространения Сергею Фирсову (его телефон мне дал Шевчук). В Питер со мной поехал мой друг из Подольска, известный под прозвищем «Алёна». Сначала мы хотели ехать на поезде зайцем, но потом всё-таки купили билеты в плацкартный вагон. Очень хорошо помню, как нас принял Сергей Фирсов (которого Шевчук называл «Фирик»). Полдня мы до него добирались и искали по адресу, который он нам дал по телефону. В итоге нашли, позвонили в дверь, открыл «Фирик» с совершенно невозмутимым лицом, взял бобину с записью, сказал: «приходите завтра утром», и закрыл дверь. На гостиницу в Питере у нас денег не было )) Сначала мы пробовали переночевать на Балтийском вокзале, но оттуда нас выгнала Милиция, часа в два ночи )). Когда мы полусонные вышли на улицу, то перед нами остановился троллейбус, и открыл двери. Очень удивившись ночному троллейбусу, мы зашли в него. Выяснилось, что этот троллейбус развозит по домам водителей после смены, и утром собирает по домам на смену и везёт в парк. Нам разрешили лечь в нём на задние сидения, где мы и спали до раннего утра, пока нас не высадили вновь у Балтийского вокзала. Войдя в здание вокзала, мы увидели, что через несколько минут отправляется первая электричка в Петергоф. В Петергофе до этого мы ни разу не были (да и в Питере я тогда был впервые), и мы поехали в Петергоф (конечно же зайцем). В Петродворце мы оказались рано утром, пока там ничего не работало, прошли всю его территорию насквозь, дошли до стоящей на набережной беседке, легли в ней на лавочки, и уснули. Проснулись мы часов в двенадцать дня, и увидели толпы иностранцев (некоторые из них фотографировали нас, как Российскую экзотику). О том, что вход на территорию дворца вообще-то платный, мы поняли только тогда, когда выходили оттуда. Вновь зайцем мы вернулись в Питер, и нарисовались в дверях у Фирика. Открыв дверь, он молча протянул мне бобину с моим драгоценным альбомом. «Как альбом?» - спросил я. «Нормально» с полным равнодушием и невозмутимостью ответил Фирик. В тот же вечер мы уехали назад в Москву. Думаю, что здесь можно и закончить повествование, связанное с альбомом «Новые Края», ибо оно и так получилось слишком длинное. Кто-нибудь дочитал до конца, интересно ??
И так: ТРИНАДЦАТОЕ СОЗВЕЗДИЕ – АЛЬБОМ «НОВЫЕ КРАЯ» - 1992.
Кто не слышал, послушать можно на нашем официальном сайте,
Или в Контакте, вот по этой ссылке - https://vk.com/13sozvezdie?z=audio_playlist-1665093_14722404



#тринадцатоесозвездие #тринадцатое_созвездие #13созвездие #13_созвездие #дмитрийсудзиловский #судзуки #судзукиисочувствующие #судзуки_и_сочувствующие #тринадцатоесозвездиеистория #13созвездиеистория #тринадцатое_созвездие_история #13_созвездие_история #история #тринадцатоесозвездие_история #13созвездие_история